Scherma Bolognese. Воскресная школа фехтования.

Dell`arte di scrimia libri tre, di M. Giovanni dall`Agocchie Bolognese.

Il primo libro de dialoghi Di Messer Giovanni dall Agocchie Bolognese: Nel qual si tratta dell`arte dello Schermire; diuiso in cinque giornate


Первая книга диалогов Болонца Джованни далл`Агокки, в которой говорится об искусстве фехтования, разделённая на пять дней.

Действующие лица.

Лепидо Раньери и Джованни далл`Агокки.
Interlocutori.

M. Lepido Ranieri, & M. Giovanni dall`Agocchie.
Lep: Мессир Джованни, поскольку жара уже становится слишком сильной, и несколько часов нам будет нечего делать, мне кажется, что мы могли бы обсудить искусство фехтования, чтобы не заснуть, и беседуя с вами, я взял бы несколько уроков. Lep: Messer Giovanni, hora che questo si gran caldo di maniera ci molesta, che non permette per alquante hore, che noi alcuna cosa facciamo, mi parebbe bene, che dell'arte dello schermire ragionassimo: accioche fuggissimo il sonno, e io dal parlare vostro pigliasse qualche ammaestramento.
Gio: Конечно, мой мессир Лепидо. Как я вижу, ваш ум пробудился к добродетели; так я и хотел бы полностью удовлетворить вас, как вы пожелаете, во всем, что вам от меня потребуется; и когда я буду рассказывать, не бойтесь спрашивать меня свободно, что обо всем этом я знаю, и как думаю; я постараюсь сделать так, чтобы вам угодить и вы остались довольны. Gio: Certo, messer Lepido mio, si come veggo il vostro ingegno essere suegliato alle virtu´; cosi vorrei esser tale, ch̕ apieno sodisfare vi potessi in tutto quell che mi richiederete: e tal qual io mi sia, non restate di dimandarmi liberamente, che in tutto quell ch̕̕ io so´, et vaglio, mi sforzero´ di fare per compiacervi, sic he restate piu ch̕ io possa sodisfatto.
Lep: Действительно, вы мне так сказали, и премного и без конца благодарю. И потом, когда вы расскажите, с вашей грацией, спрошу, что за пределом моего понимания, чтобы прийти к надлежащей правде. Моим желанием, следовательно, было бы понять, как все это обучение вы понимаете, и чтобы вы развеяли все сомнения, которые у меня есть, потому что таким я вас знаю, и вы знаете, что можете понято рассказать про него [обучение]. Lep: Tal e´ veramente stata la fidanza, c̕ ho´ in voi, e ve ne ringratio molto, e senza fine. Et poi che la rimettete a me; con vostra gratia diro´ fuori i miei concetti, per venire in sicuro del vero. Il desiderio mio dunque sarebbe, che mi deste ad intendere tutto quello, che di questo essercitio sentite, et mi faceste chiaro di tutte le dubitationi, che m̕ occorreranno: perche tale vi conosco, che saprete, et potrete agevolmente farlo.
Gio: Более того, я не желаю, чтобы вы меня почитали, мой мессир Лепидо, и не знаю такого испытания, в котором я не смог бы удовлетворить, показанное вами по отношению ко мне расположение. Тем не менее, дабы вы, как мой друг, знали, что я хочу сделать для вас, вы начните объяснять мне ваше намерение, которое было подготовлено вместе с вашей просьбой. Gio: Assai piu ch̕ io non vaglio m̕ honorate M. Lepido mio, et non so nella prova, quanto potro´ sodisfare all̕ espettationi, che di me mostrate havere. Nientedimeno accio´ che consociate quanto v̕ ami, et desidero far per voi, comonciate a spiegarmi la vostra intentione, che pronto m̕ havrete ad ogni vostra richiesta.
Lep: Я старался использовать всякую возможность, чтобы понять принцип действия оружия в фехтовании, но множество различных мнений я всегда слышал, и, однако, я не приобрел умения в этом, как было мое намерение, но я стал еще меньше понимать и воодушевился желанием понять его [искусство фехтования]; у меня никогда не было возможности сделать это, как сейчас, где, я надеюсь, с вашей помощью, я должен в полной мере остаться довольным. Следовательно, я хочу знать, можно ли в искусстве фехтования дать устойчивые правила, которые могут направить человека на его [этого искусства] правильное познание? Lep: Con ogni mio potere mi sono sforzato, et ho usato ogni diligenza per sapere la ragione dell̕ armi circa lo schermire: ma tanti et cosi diversi paperi sempre sopra cio´ ho´ uditi, che non pur non son divenuto capace di quello ch̕ era l̕ intent mio, ma io ne son rimasto con l̕ intelletto, maggiormente offuscato, e infiammato di desiderio d̕ intenderla: ne mai mi si e´ presentata occasione di poterlo fare come hora: dove spero per mezo Vostro di dover pienamente restarne sodisfatto. Disidero dunque sapere, se nell̕ arte dello schermo si puo dare regola ferma; che possa dirizzare l̕ huomo alla vera cognitione di essa.
Gio: По правде говоря, я с детства был воспитан уникальнейшими Маэстро, в это время я нашел, как понять его [искусство фехтования], но с различиями, которые (как вы говорите), я вижу, и с малой известностью, которая, как я думаю, плохо сочетается с удовольствием. Однако, чтобы заниматься изысканиями с вами, где, в конечном счете, я хочу и должен удовлетворить вас, скажу, отчасти, свое мнение. Gio: Io, per dire il vero, dalla mia fanciullezza, sotto la disciplina di rarissimi Maestri sin a questo tempo sempre ho´ cercato saperla: ma per la diversita´ che (come dite voi) ci veggo, e per la poca riputatione, in che e´ tenuta mal volentieri ne ragiono. Nondimeno per esser io ricercato voi, a cui sommamente desidero, et debbo sodisfare diro´ in parte il mio parere.
Почему искусство фехтования так мало ценится
Lep: Напротив, прошу вас, расскажите все, потом, когда будет подходящее время. И отчего бы не начать: почему достойное искусство так мало ценится? Lep: Anzi vi prego a dirlo in tutto, poi che la commodita´ del tempo lo comporta: et principalmente onde nasce, che un̕ arte si degna sia tenuta in cosi poca riputatione?
Gio: По этому вопросу есть различные мнения: я придерживаюсь мнения, которое следует из другого: многие не знают, что искусство фехтования было фундаментом и основой боевого искусства (взяв свое название от «защиты», как обычно берется), и они не позаботились рассказать про него, и ненадлежаще насмехаются над профессией. Gio: Intorno a questo quesito, come che varij variamente ne favellino; io sono di quelli che tengo opinione, cio´ non procedure da altro, se non molti non sapendo, che quest̕ arte dello schermire sia l̕ origine, e il fondamento dell̕ arte militare, (pigliando questo nome da scherzo come communemente si piglia) non curano apprenderla, et come non pertinente alla profession loro la sprezzano.
Lep: Прошу вас, расскажите мне, про эту причину, которая была основой боевого искусства. Lep: Dichiaratemi, vi prego, per qual ragione questa sia fondamento dell̕ arte militare.
Почему фехтование фундамент всех боевых искусств
Gio: Я расскажу вам: можно взять это название [«фехтование»] для общего и для частного случая. В общем случае – для каждого военного. В частном случае, - чтобы сражаться один на один. Для общего случая, затем (как я сказал), используется каждым военным, т.е. боевое искусство не состоит ни в чем другом, как знать способ, чтобы осторожно защититься от противника и напасть на него, как в городе, так и во всяком ином месте, поэтому это искусство не называется другим словом, кроме как «фехтование» [«schermire»], потому что защищаешься таким образом, чтобы потом атаковать противника, и понятно, что его можно взять для каждого типа боя. Но мы берем его [термин «фехтование»] для частного случая – битвы один на один, и очевидно, что это лишь часть прежнего массива и руководства по военному искусству, которое необходимо всякий раз для использования этого искусства при защите собственной жизни, и много таких историй с примерами вы прочтете и всяких увидите. Поэтому я говорю, что некто не может быть ни основательным, ни совершенным в военном искусстве, когда не знает эту часть [фехтование]: обращаю внимание, что никакая вещь не назовется совершенной, когда к ней должно, или можно что-нибудь прибавить; и должно прибавить искусство сражаться, чтобы знать, как защитить собственную персону; напротив, это есть основные принципы, и кто не будет знать этого искусства, тот не сможет уже никогда назваться совершенным. И это был принцип, который вам необходим; я показываю вам его с благородством, в котором каждому другому предмету отдается предпочтение. И говорю, (оставляя сейчас в стороне предмет души), что как тело человека более всех других предметов благородно, так, по уму, нужно научиться защищать его [тело человека] прежде, чем город и армию. Потому что они [город и армия] созданы для защиты человека, и должно знать каждому военному человеку, попавшему в ловушку, что первейшая необходимость во всех этих случаях – позаботиться о себе. Вы не подумайте, что сказанное мной противоречит великому философу Солону, который хотел, чтобы родину защищали ценой собственной жизни, потому что он понимает под этим не "материальную родину", сделанную из камня, а совокупность людей, для которых материальный город был построен. Теперь они защищаются от натиска противника, наоборот, атакуя со временем [tempo], и с одинаковой для них дерзостью, с искусством, и с мастерством, наученные правильно защищаться, что превосходно и происходит, если они знают это и воспроизводят. И в этом благоразумие занимает первое место, когда человек без искусства и мастерства с яростью противостоит противнику, он всегда останется азартно побежденный, не защищенный, но осмеянный. И поэтому вы, не найдя места для благоразумия, наоборот, не будете уважаемы; много раз случалось, что это искусство все на благоразумии было основано, и держалось; и так мало ценится. Gio: Vi diro´, si puo´ pigliar questo nome in generale, e in particolare. In generale, per ogni sorte di militia. In particolare, per lo combattere da solo a solo. Ogni volta dunque, che altro non s̕ esprime; si deve pigliar per lo combattere da solo a solo. In generale poi (come vi ho detto) si piglia per ogni sorte di militia: per cioche l̕ arte militare in altro non consiste, che in saper con giudicio e ptudenza difendersi dal nimico, e lui offendere, cosi nelle citta´, come ne gli eserciti, e ogni altro luogo: perche non essendo, ne significando altro questa voce schermire, che difendersi, con modo di offendere il nemico; chiaro e´ che si puo´ pigliare generalmente per ogni sorte di combattimento. Ma pigliandola noi in specie, per lo combattere da solo a solo, e´ manifesto, che e´ parte, anzi scala et guida all̕ arte della guerra, per esser necessario molte volte usare quest̕ arte in difesa della propria vita; Come per glo essempij di tante Historie si legge, et ogni di si vede. Percio´ vi dico ch̕ uno non puo´ esser fondato, ne perfetto nell̕ arte della militia, il qual non habbia questa parte: atteso che niuna cosa si chiama perfetta, quando se le debbe o puo´ aggiungere; e dovendosi aggiungere all̕ arte del combattere il sapere difendere la propria persona, anzi cio´ essendo il fondamento principale; chi non havera´ quest̕ arte, non potra´ gia mai esser chiamato perfetto. Che questa sia la principale ch̕ esser vi debbia; lo provo dalla nobilita´, la quale deve ad ogni altra cosa esser preferita. Et dico, (lasciando per hora da parte le cose dell̕ anima) che si come il corpo humano piu tutte l̕ alter cose e´ nobile; cosi di ragione prima si deve imparare a difendere questo, che la Citta´, e gli esserciti, come che questi per la difesa humana siano ordinati: et dovendo la persona in ogni sorte di militia traporsi; di necessita´ bisogna prima a´ quella per tutte le occorrenze provedere. Ne vi crediate che questo mio detto contrasti a quell gran filosofo Solone, il quale vuole, che si debba preporre la difesa della patria, alla propria vita, percioche egli non intende di questa patria material, fabricate di pietra: ma di quella radunanza di huomini, per li quali la Citta´ materiale e´ fabricate. Ora costoro difendendosi dall̕ impeto de nimici, anzi ributtando in un tempo stesso l̕ insolenza loro con arte et con maestria; sono detti propriamente schermirsi, quando massimamente avviene, che saluino se, e la republica. Et in questo fatto la prudenza ha´ il primo luogo: dove per lo contrario chi senza arte, e maestria alla furia del nimico s̕ oppone ; sempre temerariamente vinto rimamendo; non ischermito, ma schernito ne rimane. Et percio´ non vi havendo luogo la prudenza, anzi non vi essendo stimata; le piu volta avviene ancora, che quest̕ arte, che tutta e´ su´ la prudenza fermata, e fondata; in poca stima esser si vede.
Lep: Ваше решение мне очень нравится, тем не менее, мне не понятна вся сложность предмета: потому что иногда мы видели человека неопытного и без практики, или без знания какой-либо защиты, который, сражаясь, побеждал, и побежденные имели в этом специальные упражнения. Отчего сказанное вами – это правда? Придерживаетесь ли вы того, что всегда cведущий в этом искусстве останется выше неопытных? Lep: La vostra risolutione assai mi piace: nondimeno non mi leva al tutto ogni difficolta´ dell̕ animo: percioche alle volte habbiamo veduto persone inesperte, e senza prattica, o´ cognition alcuna dello schermire, combattendo haver superato, et vinto quelli c̕ havevan questo per particolare essercitio. Onde se il Vostro detto fosse vero; seguiterebbe, che sempre il perito di quest̕ arte resterebbe superior allo imperio.
То, из чего состоит хороший фехтовальщик
Gio: А это затруднение, мессир Лепидо, прослеживается во многих случаях. В одном, - что в особенном случае универсальное правило не стало истиной. В другом, - когда эти, как вы сказали, знатоки этих упражнений проиграют, когда не сделают их, как фехтовальщики: и ожидаемо, что невозможно им стать победителями. Но хорошо, быть может, случившееся для них, как для ленивых, неправых, или трусливых: и теперь они перестают быть фехтовальщиками так быстро, как нападали. Поэтому, со многих сторон исследуют хорошего фехтовальщика, и больше, того, кто приходит, чтобы сражаться. Так сказать, причину враждебности, силы, ловкости, знания, разума и практики. И кроме того, есть другие вещи, такие, которые есть надо всеми и проявятся в день божественного суда; для всех нас секретные и скрытые. Gio: A questa difficolta´, Messer Lepido, si risponde in piu modi. L̕ uno che un caso particolare, non fa´ che la regola universal non sia vera. L̕ altro, che la perdita, che fecero quelli che voi dite professori di questo essercitio; non fu fatta da loro come schermitori: atteso che e´ impossibile che essi, come tali, siano stati vinti. Ma´ ben puo´ esser loro avvenuto come a pigri, ingiusti, o vili: e all̕ hora cessano di essere schermitori, tosto che sono offesi. Perche molte parti si ricercano al buono schermitore, e assai piu a´ chi si conduce a combattere: Come a dire, ragione, animosita´, forza, destrezza, scientia, giudicio, et prattica. Et oltra queste alter tali, sopra tutto v̕ interviene il divin giudicio, a noi del tutto secreto et occulto.
Lep: В этом рассказанном вами выводе, мне кажется, возникла путаница. Почему каждый раз, когда боец будет ловким и храбрым, и примет правильную манеру, он будет победителем, и будет потерян для противника? Из чего будет следовать, что искусство не нужно? Lep: Da questa vostra conclusion, mi pare che nasca la confusion del vostro detto: Perche ogni volta che il combattente sara´ agile, e coraggioso, et prendera´ impresa giusta a diffinire; sara´ vincitore: e per lo contrario perditore. Onde seguira´ percio´ l̕ arte non esser necessaria.
Gio: План, мессир Лепидо, поэтому условия, про которые последует мой ответ, дадут вам понять необходимость искусства. Итак, оставляю это, как особенный случай, который был Богом как-то раз позволен противнику. Говорю вам, что есть безошибочное правило, по которому от каждого может отступиться удача, когда он опытен; и что Бог дал на разум, чтобы понимать добро и зло. И находясь так, как есть, будет понятно, что если некто не захочет защищаться и не будет действовать, то не станет победителем, и еще, что него есть правила: поэтому удача придет к нему, когда он откажется отступать, и с этим он должен вернуть себе удачу. Вы не станете отрицать, что необходимой подготовки не было: в этом проявляется искусство фехтования, как я сейчас скажу. Я полагаю, что когда некто будет иметь повод, и мужество, и силы, чтобы сохранить принесенное в это искусство, то он много раз будет победителем, и в этом последует вашему доводу. Но когда он отказывается от своей удачи, и не желает узнать, как защищаться, если случится противник, как он должен ему [противнику] ответить? Однако, заканчивая, скажу, что некто, который с левой стороны (?), приходит со смелостью и с силой, впоследствии необходимых для искусства, то он развеивает эти сомнения: потому что с ним [искусством] возрастает мужество, и привыкание к трудностям, и приходит осторожность и понимание в преимуществе оружия, как и во всем остальном. Gio: Piano, Meser Lepido: perche i termini, ne̕ quali la pisposta mia procede, vi daranno a conoscere l̕ arte esser necessaria. Lasciando dunque da parte come caso speciale, ch̕ alcuna volta Iddio il contrario permetta; vi dico per regola infallibile, che ciascuno puo´ rinuntiare al favore per lui introdotto; et che Iddio ci ha dato l̕ ingegno di conoscere il bene e il male. Il che cose essendo come e´ ; sara´ ancora chiaro, che se uno non si vorra´ difendere, ne porsi in opera; ne restera´ perditore, ancor che la ragione per lui havesse: percioche al favor suo viene a rinunciare: e di cio´ deve riprender solamente se stesso. Ne´ mi negherete che la provisione necessaria non sia: la quale nasce dall̕ arte dello schermo, come hora diro´. Io credo che quando uno havera´ ragione, e animo, et forze di mantenerla, aggiunte a quest̕ arte, colui il piu delle volte sara´ il vincitore, e in questo procede l̕ argomento vostro. Ma quando esso rinuncia il favora suo, in non volere apprendere, come si habbia a difendere, se avviene il contrario, a lui imputer si debbe. Pero´ concludendo dico, che uno, a cui in parte manchi l̕ ardire, et le forze, per conseguenza e´ necessaria l̕ arte riparatrice a questi dubbij: perche con essa viene ad accrescer l̕ animo, assuefacendosi alla fatica, e di viene giudicioso, et accorto, sin nel vantaggio dell̕ armi, come nel resto.
Lep: Во время этого вашего объяснения, мессир Джованни, появилось другое сомнение: какова природа того, что это работа, а не искусство, потому что за природой следует мужество, и сила, и положение человека; и в чем причина того, что он нуждается в другом, а не в искусстве, или немного оно принесет пользы? Lep: Da questa vostra distintione, Meser Giovanni, nasce un̕ altro dubbio, che la natura sia quell ache opera, e non l̕ arte: percioche da natura procedono l̕ animo, le forze, la dispositione della persona, e l̕ havere ragione: ne altro bisognandoci, l̕ arte nulla, o poco ci giovera´.
Gio: Теперь, в этой части вы должны рассмотреть, как природа может сформировать тело, если делать это упражнение, и сделать готовым, с подобающими мужеством и силой. Однако, вы уже не опровергните меня, что, зная нечто несомненно, чтобы овладеть этими качествами (как обнаруживается в основной части), всегда было необходимо заботиться о них осторожно, и всеми способами для благоприятного начинания. Кроме того, говорю, что делая какое-нибудь дело хорошо, или плохо, некто обладает вышеназванными качествами; тем не менее, не понимая их, он не сможет разумно пользоваться этими качествами, которые были приобретены с помощью искусства; и хорошо, если знает, как нанести mandritti, roversi и уколы, тем не менее, он мог бы использовать их для своей победы – такое его предубеждение. В этом искусство подражает природе, помещая разум в один ряд с испытанием и с тренировкой, добиваясь, чтобы сделать его [фехтовальщика] ученым и ловким. И я сказал бы, например, что природа дает людям слова, и что они говорят по своей природе, но, однако, если они не поддерживают искусство красноречия, то никогда не узнают, как идеально составить свой разговор, следуя возможностям и времени, как они представляют себе. Аналогично, люди от природы имеют голос и поют, тем не менее, они никогда не споют, если вы не напишите им музыку. И от природы лошадь рождается сильной и пригодной к битве, но, однако, никогда всадник не сможет использовать это свойство, если, во-первых, не сможет укротить лошадь, и если не сможет приучить ее к манежу, и каждый, кто захочет, не сможет иметь послушную [лошадь]. Как показывает опыт, каждый человек был храбрым, когда от кого-то приходил вызов: приближался некий мужественный человек и ничего неизвестно про его упражнения. Во –первых, наступил день убийства, и именно по этой, а не по какой другой причине ему необходимо помочь себе, и, очевидно, нужно знать, насколько необходимо это искусство; и есть такие, которые убеждают противника, что никогда не сражаются случайно, когда заметили, что ошибаются. И про это, я считаю, я рассказал теперь в этой части достаточно. Gio: In questa parte hora dovete considerare, che la natura puo´ assai in formare un corpo a questo essercitio atto, et disposto, e con animo et forze convenevoli: Pero´ gia mai non mi negherete, che non sapendo alcuno del certo di possedere queste qualita´ (come la maggior parte si ritrova) sempre non sia necessario provenderli cavtamente, et con tutti i mezzi a tale impresa favorevoli. Oltra di cio´ dico, che producendo la natura le cose co̕ l bene, e co̕ l male, ancora che uno possegga le parti dette di sopra; nondimeno non conoscendole, non potra´ di esse valersi, se non co̕ l giudicio, il quale mediante l̕ arte s̕ acquista: et ben che sappia tirare mandritti, roversi, e punte; nondimeno gli potrebbe adoperar cosi in suo favore, come in suo pregiudicio. Alla quale cosa l̕ arte imitatrice della natura, ponendo mente; con la prova et con l̕ essercitio, cerca di farlo sciente, et capace. Et sarebbe, come per essempio, un dire, che la natura da´ le parole a gli huomini, e che da natura parlano: ma pero´ se con l̕ arte della eloquenza no si aiutano ; mai non sapranno perfettamente formare il lor ragionamento, secondo le occasioni, et i tempi che loro si appre senteranno. Similmente da natura gli huomini hanno la voce, et cantano: nondimeno mai con ragione non canteranno, se la musica non vi s̕ interpone. Et da natura il Cavallo nasce forte, e atto alla battaglia: ma pero´ gia mai non potra´ il Cavalliero servirsene a quest̕ uso, se prima egli non l̕ havra´ con ragion domato, et havendolo al manrggio assuefatto, ad ogni suo volere non l̕ havra´ fatto ubidiente. Quanto all̕ esperienza, si vede principalmente, che ogni huomo, per coraggioso che egli sia, quando da alcuno viene sfidato: s̕ accosta a qualche valent̕ huomo che gl̕ insogni, e lo esserciti prima che̕ l giorno dell̕ abbattimento giunga: et questo non per altra ragione, se non che, quando egli ha di bisogno dello aiuto di essa; evidentemente conosce quanto necessaria ella sia: e que̕ tali che il contrario affermano, se mai di combatter loro avenisse, si accorgerebbono di quanto errassero: et questo c̕ ho detto, credo che basti per hora, quanto a questa parte.
Lep: Таким образом, и с убедительными причинами вы разрешили эти сомнения, и, я не сомневаюсь, с наибольшим достоинством в этом искусстве. И теперь, когда вы мне достаточно рассказали про то, что необходимо иметь каждому, не сможете ли вы снова рассказать мне про способы и правила, которых должно придерживаться, чтобы познать его [искусство фехтования]? Lep: Voi m̕ havete in tal maniera, e con si efficaci ragioni risoluto questi dubij, che piu della dignita´ di quest̕ arte non dubito. Et poi che mi havete a bastanza ragionato della necessita´, che n̕ ha ciascuno , non v̕ incresce ancora dirmi il modo, e la regola, che tener si debbe per impararla.
Теория и практика - фундамент искусства
Gio: Сейчас мы пойдем дальше, и я не хочу прерывать разговор, чтобы рассказать вам все свое мнение по этому вопросу. Следовательно, вы знаете, что, как все свободные искусства состоят из теории и практики, как и это [искусство фехтования]. И для теории, и для практики должна быть осторожность. Теория фехтования учит причинам и способам защиты и нападения на противника. Потом, практика приобретается с привычкой действовать, т.е. при долгом применении и при постоянной тренировке. Но некоторые Маэстро этого искусства плохо наставляют, потому что не знают, что теория и практика различны; как только они овладевают небольшой практикой, то сразу начинают учить, чему только и следуют, поэтому пришел в забвение этот старый обычай создания Маэстро. И знайте, что не так много времени назад должны были посылать некоторых отличившихся на получение докторской степени; во-первых, если некто сдаст испытательный экзамен со старанием, и потом, когда он будет оценен как удовлетворительный, что даст ему [человеку] преимущество. И еще, таким образом Маэстро фехтования будут выбирать: будет учить тот, кто первым из них проэкзаменуется, и кто из них хочет преподавать, если он знают теорию фехтования и все другие необходимые в нем [фехтовании] вещи; и потом ставят перед ним ученика, чтобы он делал неправильные удары и плохо становился в гвардии, и тот, кто понимает, тот узнает в этом деле ошибки ученика. Потом, он делает это разумно с разными хорошими учениками, с которыми ему удается нормально, и с ним были избраны другие Маэстро, и с их патентами могут открыть школу; и Маэстро были настоящими, такие, действительно, достойны этого искусства; поэтому, не должны бы разрешать это некоторого учителя, который будет достаточно удачливым. Gio: Horamai siamo tanto avanti, che non voglio restare di dirvi tutta l̕ opinione mia intorno a questo. Sappiate dunque che si come tutte l̕ arti liberali consistono in Theorica, et in prattica; cosi ancor questa, e per la Theorica, et per la prattica deve essere considerata. La Theorica dell̕ arte dello schermo insegna con ragione I modi del difendersi, e dell̕ offendere il nimico. La prattica poi e´quella, che si acquista dalla consuetudine dell̕ operare, cioe´ con lungo uso, et con esercitio continuo. Ma alcuni Maestri di quest̕ arte a mal fine l̕ indrizzano: percioche non sapendo cha la Theorica, et la prattica siano diverse; come prima posseggono un poco di prattica, si mettono ad insegnare: Il che solo procede, perche e´ andata in oblivione quell̕ antica usanza della creatione de̕ Maestri. Et sappiate, che da non molto tempo indietro, si come dovendosi inviare alcuno all̕ eccellente grato del dottorato; prima se ne fa con diligente esamine il saggio, et poi come e´ giudicato sofficiente, se gli da´ il privilegio; Cosi ancora ne̕ Maestri di schermire si osservava: impero´ che prima si essaminavano quelli, che ad altri volevano insegnare, se essi sapevano la Theorica dello schermo, e tutte l̕ alter cose a essa necessarie; e poi gli mettevano uno scolare a fronte, facendo che tirasse male I colpi, e male si ponesse nelle Guardie: et cio´per intendere, se colui conosceva in che cosa lo scolar peccasse. Dopo questo ne facevano saggoi con diversi buoni scolari; co̕ quali, com̕ egli fosse riuscito sufficiente; da gli altri Maestri era privilegiato, et con le sue patenti poteva aprire scola; e questi tli erano Maestri authentici: Cosa veramente degna di tant̕ arte: Perche permettere non si dovrebbe, che alcuno insegnasse quello di che a sufficienza instrutto non fosse.
Lep: Большое зло делают те, чья вина – нехватка хороших манер. Lep: Fanno gran male quelli, per la cui co;pa le buone usanze mancano.
Gio: Это порок времени, к которому долго шли, чтобы развратить каждую вещь, и еще есть Маэстро, которые позволяют отменить правила с их привилегиями. Но чтобы последовать дальше, начну рассуждение; скажу, что теперь все наоборот, потому что видят многие, что делают маэстро, и учат этому, как если бы они узнали тайну: однако, этим удается плохо, за что должны они сами ответить; потом, сделав так, они опускают вниз дисциплину. Ибо (как я говорил выше) – одно дело - знать и другое - понимать. И разница проявляется, поэтому один имеет только хорошую практику с напряжением для себя, но кто имеет хорошую теорию – полезен для других, и кто имеет и теорию, и практику – полезен и для себя, и для других. И такими были те, из кого выбирались истинные Маэстро. Gio: Questo e´ difetto del tempo, che a lungo andare ogni cosa corrompe: e de̕ Maestri ancora, che lasciano annullare le ragioni de̕ lor privilege. Ma per seguire il cominciato ragionamento; dico, hora e´ tutto il contrario: perche si veggono molti che fanno il maestro, e insegnano quello che sarebbe loro di mestiero imparare: pero´ quelli a̕ quali riesce male, debbono imputarlo a se stessi, poi che si lasciano condur sotto la disciplina di cosi fatti. Imperoche (come di sopra ho detto) altro e´ il sapere, e altro l̕ insegnare. La diversita´ e´ manifesta: perche uno c̕ habbia solo la prattica e´ buono a fatica per se; ma chi ha la Theorica e´ buono per altri; et chi ha´ Theorica, e la prattica; e´ buono per se, et per altri. Et tali erano quelli che authenticamente gia´ se creavano Maestri.
Lep: Теперь я знаю совершенство этого искусства и вижу, что основная часть его основана на теории; с удовольствием я узнал бы, в чем состоит порядок , и способ понять его [искусство фехтования]. Lep: Hora ch̕ io conosco l̕ eccellenza di quest̕ arte, e veggo, che la principal parte di essa e´ fondata nella Theorica; volentieri saprei in che consiste l̕ ordine, e il modo d̕ intenderla.
Искусство фехтования состоит из шести направлений
Gio: Это [искусство] основывается и состоит из шести основных направлений. Первое направление - как использовать меч; знайте, что у него есть filo dritto и falso [filo]. Второе - про способы, с которыми можно напасть на противника. Третье - порядок гвардий, и наиболее важные из них. Четвертое - способ проходить в них. Пятое, как вы обнаружите, - это в каких вы захотите из названных гвардий, вы сможете защититься ото всех ударов противника, и напасть на него. Шестое и последнее – это знание про strettа di mezza spadа, и время [tempo] вместе. Gio: Questa si fonda, et si divide in sei capi principali: E il primo e´, che havendo da adoprare la spade; sappiate qual sia il suo filo dritto, et quale il falso. Secondo in quanti modi essa puo´ferire. Terzo l̕ ordine delle guardie, e massimamente delle piu importante. Quarto il modo di passeggiare in esse. Quinto come ritrovandovi in quale si voglia di dette guardie, vi possiate difendere da tutti i colpi del nimico, et offendere lui. Sesto e ultimo havere cognition delle strette di̕ mezza spada, del tempo insieme.
Lep: Действительно, теперь я знаю, что этот способ отличен от других, и гораздо более легок для получения результатов. Теперь последуйте, и глава за главой расскажите мне свободно все, чтобы наш разговор был полезен. Lep: Veramente conosco hora quanto questo modo sia da gli altri differente, et molto piu facile per conseguire il frutto di essa. Hora seguite, e a capo per capo ditemi distesamente il tutto, accio´ che il nostro ragionamento non sia senza profitto.
Filo dritto это...
Gio: Насчет первого - про filo dritto. Каждый раз, когда вы берете меч как в правую, так и в левую руку, лезвие, которое будет смотреть в направлении запястья вашей руки, - будет filo dritto: и противоположное ему, другое лезвие будет falso: и это первая глава. Gio: Quanto al primo del filo dritto. Ogni volta che haverete impugnato la spada cosi nella destra, come nella sinistra mano, il taglio che guardera´ verso i nodi di mezzo della vostra mano, sara´ il filo dritto: et per il contrario quell̕ altro sara´ il falso: e questo quanto al primo capo.
Удары
Gio: Далее, мечом возможно ударить тремя способами, а именно: mandritto, roverso, и уколом. Но mandritto подразделяется на пять видов; roverso, аналогично, на пять других; укол на три. Gio: Secondo la spada puoʹ in tre modi ferire, cioeʹ, di mandritto, di roverso, e di punta. Ma il mandritto in cinque nature si divide; il riverso in cinque altre similmente; e la punta in tre.
Lep: Вы не сможете мне рассказать, как понимать эти способы, и какими они будут? Lep: Non vʹincresca dirmi come sʹintendano queste nature, et quali siano.
Gio: Все удары будут: или mandritti, или riversi, или уколы. Но каждый из них имеет много видов, потому что есть различные способы наносить удар. Поэтому, mandritto будет или fendente, или squalimbro, или tondo, или ridoppio, или tramazzone; riverso будет делаться, аналогично, таким же способом, как выше. Потом, укол делается тремя способами, т.е.: imbroccata, stoccata, и punta riversa. Gio: Tutti colpi saranno, oʹ mandritti, oʹ riversi, o´ punte. Ma ciascuno di essi ha seco piu nature, secondo la diversita´ del suo colpire. Perche il mandritto, sara´ o´ fendente, o´ squalimbro, o´ tondo, o´ ridoppio, o´ tramazzone: e il riverso sara´ similmente delle istesse qualita´, come di sopra. La punta poi si converte in tre nature, cioe´, imbroccata, stoccata, e punta riversa.
Lep: Прежде, чем вы перейдете дальше, скажите мне, почему даны такие имена ударам, и какими они будут. Lep: Prima che piu oltre passiate; ditemi perche cosi date questi nomi a´colpi, et quali sono.
Gio: Mandritto называется так, потому что начинается с правой стороны, fendente называется так, потому что разрубает от головы до ног по прямой линии. Но squalimbro называется такой mandritto, который проходит как squalimbrо, т.е. от левого плеча до правого колена противника. Tondo, или traversо называется такой [удар], который наносится поперек. Ridoppio – это такой [удар], который начинается filo dritto меча снизу, и в конце острием меча приходит прямо в противника. Tramazzone – это такой [удар], который делается запястьем руки, в манере molinello. Но и riversi [удары слева] так называются, потому что противоположны ударам справа, начинаясь от левой стороны, и заканчиваясь на правой, и будут подобны mandritti, т.е. они [удары слева] наносятся теми же самыми способами. Но перейдем к уколам: тот, который делается выше руки, был назван imbroccata; тот, который делается ниже руки – stoccata; тот, который начинается с левой стороны– punta riversa. И это будет вторая глава. Gio: Il mandritto si dimanda cosi, perche dalle parti dritte comincia: e si chiama fendente; perche fende da capo a piedi per dritta linea. Ma squalimbro si chiama quello mandritto, che per squalimbro trascorre, cioe´ dalla spalla manca al ginocchio destro dello avversario. Il tondo, o´ traverse si domanda quello, che al traverso volta. Ridoppio eʹ quello, che si parte col filo dritto della spada di sotto, e va a finire alla punta della spalla dritta del nemico. Tramazzone eʹ quello, che si fa coʼl nodo di mano, a guise di molinello. Ma i riversi cosi si chiamano, perche sono opposti aʼ dritti, cominciando dale manche parti, et finendo alle dritte: e sono con simili aʼ mandritti, cioeʹ di quelle medesime nature. Ma venendo alle punte, quella che si fa sopra mano, fu detta imbroccata: e quella che si fa sotto mano, stoccata: e quell ache dale parti manche si di parte, punta riversa: e questo circa il secondo Capo.
Lep: А нельзя ли ранить falso меча? Lep: Non si puoʹ coʼl falso della spada ferire?
Falso dritto & manco
Gio: Можно, но редко: потому что falso больше применяется, чтобы отразить удар, чем чтобы постараться ранить противника. Правда ещё, что этот [удар] можно сделать множеством способов, однако, два способа будут наиболее необходимы, а именно: falso dritto и falso manco. Falso dritto будет такой удар, который начинается от вашей правой стороны и проходит снизу вверх по линии mandritto. Ridoppio falso manco будет такой удар, который начинается от левой стороны и проходит снизу вверх по линии riverso ridoppio: и это будет удар, который называется falso. Gio: Si, ma di rado: percioche il falso piu per parare, che per ferire si adopra. Egli eʹ ben vero che anco questo si divide in piu nature: ma peroʹ due vene sono le piu necessarie: cioeʹ falso dritto, et falso manco. Falso dritto saraʹ, partendosi dalle vostre parti dritte, et andando di sotto in suʹ per la linea del mandritto. Ridoppio falso manco saraʹ, partendosi dal lato sinistro, et andando di sotto in suʹ per la linea del riverso ridoppio: e questo quanto al falso.
Lep: Я очень хорошо понял эти две главы. Теперь остается, следуя вашему порядку, рассказ про внешний вид гвардий. Lep: Hoʹ assai bene inteso questi due capi. Resta hora, secondo il vostro ordine, che delle guardie, facciate mentione.
Восемь наиболее важных гвардий. Coda lunga.
Gio: Теперь перейдем к гвардиям, я скажу, что есть много [гвардий], как низких, так и высоких, но наиболее важные восемь, четыре высокие и четыре низкие. Две низкие делаются с правой ногой впереди, и две - с левой: и имеют два названия, т.е. coda lunga и porta di ferro. Сoda lunga делается так: меч держится снаружи правой стороны; она делится две другие гвардии, одна из которых будет называться coda lunga stretta, а другая – alta. Coda lunga stretta – это такая [гвардия], которая делается с правой ногой впереди, а coda lunga alta- с левой ногой [впереди], меч всегда держится снаружи правой стороны с хорошо распростертой рукой, и рядом с коленом, снаружи, с острием меча, смотрящим на противника. Эта [гвардия]названа так по сходству с великими людьми, которых постоянно сопровождало множество народу, и, по народной пословице, говорится: «Посмотри на тех, кто имеет длинный хвост [coda lunga]», т.е. на тех, кто имеет свое продолжение [в учениках]. И на эту гвардию необходимо смотреть в таком контексте, потому что она будет иметь длинный хвост [coda lunga]. Gio: Hor venendo alla guardie, dico: Che assai ce ne sono, si da basso, come da alto: maʹ le piu important sono otto, quattro da alto, et quattro da basso. Da basso due se ne fanno coʼl pie destro innanzi, e due coʼl sinistro: et hanno due nomi, cioeʹ coda lunga; e porta di ferro. Coda lunga saraʹ, quando si tiene la spada fuori dale parti dritte: la quale in due altre quardie si divide: una delle quali coda lunga stretta si chiameraʹ, e lʼaltra alta. Coda lunga stretta eʹ quella, che si fa coʼl pie dritto innanzi: et coda lunga alta coʼl pie manco, sempre tenendo la spada di fuori dale parti dritte coʼl braccio ben disteso e vicino alle ginocchia per di fuori, e che la punta della spada guardi il nimico. Questa eʹ cosi detta a similitudine de gli huomini grandi, i quali di continuo da assai gente accompagnati sono, et peroʹ si dice per volgare proverbio, Guardati da quelli che hanno la coda longa, cioeʹ che hanno seguito. Et non altrimenti bisogna da questa guardia guardarsi, perche haʹ la coda lunga.
Porta di ferro
Вторая [гвардия] называется porta di ferro, потому что она подобна железной двери [porta di ferro], и чтобы сломать ее, вам потребуется усилие, и много искусства. И чтобы ранить того, кто будет стоять в этой гвардии, необходимы искусство и ловкость. Эта [гвардия], аналогично, делится на два вида, одна называется porta di ferro, и другая – cinghiale. Первую, porta di ferro, вы узнаете, когда будете стоять с правой ногой впереди, и меч находится в кулаке, внутри колена, и острие меча направлено на противника. Но, cinghiale porta di ferro будет [такая гвардия], когда вы с левой ногой впереди и поперек, т.е. в направлении вашей левой стороны, и когда кулак с мечом будет внутри возле левого колена, и правое плечо смотрит на противника. Она [эта гвардия] так названа по сравнению с кабаном [Cinghiale], или, мы говорим, с Дикой свиньей: которая, чтобы ранить, нападает сбоку. И это будут гвардии низкие. La seconda eʹ detta porta di ferro, a similitudine dʼuna porta di ferro, che a volerla atterrare, ci vole fatica, e arte assai. Cosi a ferire chi sia posto in questa guardia; bisogna arte et ingegno. Questa similmento si divide in due nature, lʼuna detta porta di ferro, e lʼaltra cinghiale. Porta di ferro la prima si conosce, quando si eʹ col destro piede innanzi, e che la spada sia col pugno pari al ginocchio per di dentro, e la punta della spada guardi il nimico. Maʹ cinghiale porta di ferro saraʹ, quando si eʹ col piede sinistro innanzi, et per traverse, cioeʹ verso le vostre parti manche, et cheʼl pugno della spada sia presso al ginocchio sinistro per di dentro, e la spalla destra guardi di il nimico. Cosi la dimandarono dalla comparatione del Cinghiale, o diciamo Porco seluatico: il quale quando eʹ assalito, viene col dente per traverso a ferire: et queste sono le guardia basse.
Lep: Я был бы рад узнать, имея уже названную вами coda lunga stretta – одну из гвардий, про другую подобную гвардию, может быть, porta di ferro stretta. Lep: Havrei grato sapere, cʼ havendo voi detto coda lunga stretta allʼ una delle guardie, seʹ allʼ altra dire similmente si potraʹ porta di ferro stretta.
Porta di ferro stretta & larga
Gio: Stretta, или larga, или alta они называются: потому что эту гвардию можно сделать тремя способами, как и coda lunga. Но, для краткости, я не намерен упоминать другую [гвардию], и я доволен, что теперь вы имеете познание в porta di ferro, и так же в coda lunga как с правой, так и с левой ногой впереди, которые немного отличаются одна от другой. Но раз вы так любопытны, как я вижу, и хотите узнать все, я вам скажу: каждый раз, когда у вас правая нога впереди на один шаг, этот [шаг] не будет ни большим, ни маленьким, но соразмерным, кулак с мечом внутри, и около колена, справа, и острие меча смотрит прямо на противника, эта [гвардия] будет называться porta di ferro stretta: и она была названа stretta, потому что это очень безопасная гвардия. Но если вы несколько отклоните кулак от колена в направлении вашей левой стороны, немного наклоняя острие в направлении к земле, то [такая гвардия] будет называться porta di ferro larga, потому что человек сильно открыт; и, находясь в porta di ferro larga, если вы немного поднимите кулак с мечом, эта будет porta di ferro alta, потому что она более высокая, чем две другие. И эту [гвардию], которая была названа porta di ferro, также можно назвать: гвардия cinghiale porta di ferro. Gio: Stretta, e larga, e alta se le dice: perche questa guardia si puoʹ fare in tre modi, e cosu coda lunga. Ma per venire alla brevitaʹ, io non intendeva far mention dʼaltra, et mi contentava che per hora haveste cognition di porta di ferro, et cosi di coda lunga tanto coʼl destro, quanto coʼl sinistro piede innanzi, per esser dallʼ una allʼ altra poca differenza. Ma poi che tanto curioso vi veggio di saper il tutto; vi diroʹ: Ogni volta che haverete il pie dritto innanzi un passo, il quale non sia grande ne piccolo, ma proportionate coʼl pugno della spada di dentro, et appresso il ginocchio destro, et che la punta di essa insieme con la spalla dritta guardi il nimico, questa si chiameraʹ porta di ferro stretta: e fuʹ detta stretta per esser guardia molto sicura. Ma se vi discosteterete col pugno alquanto dal ginocchio verso le vostre parti manche, chinando un poco la punta verso terra; si domanderaʹ porta di ferro larga: perche fa della persona maggiore scoperta: e essendo in porta di ferro larga, se alquanto alzerete il pugno della spada; questa saraʹ porta di ferro alta, per essere piu alta dellʼ alter due. Et questo che di porta di ferro si eʹ detto, parimente si puo dir della guardia di cinghiale porta di ferro.
Три вида coda lunga
Теперь, как я рассказывал выше, гвардия coda lunga делится еще на три вида. Первая делается с правой ногой впереди в направлении вашей правой стороны, и кулак с мечом будет снаружи, и около правого колена, острие и человек смотрят на противника: и она названа coda lunga stretta, потому что такая гвардия узкая [stretta], и очень надежная. Вторая делаться таким образом: находясь в coda lunga stretta, достаточно отведите кулак и меч назад, держа острие низко; она называется coda lunga larga, и названа так, потому что меч далеко от противника. Третья: находясь в coda lunga larga, поворачиваете острие меча назад; она будет называться coda lunga distesa, потому что меч развернут назад; я взял еще это имя для coda lunga. С левой ногой впереди возможно сделать три гвардии, т.е. coda lunga alta, coda lunga larga, и coda lunga distesa, которые так названы по вышеназванным причинам. Ora io dissi di sopra, che la guardia di coda lunga ancor si divide in tre nature. La prima si fa coʼl pie destro innanzi verso le vostre parti dritte, e cheʼl pugno della spada sia di fuori, e presso al ginocchio destro, et che la punta e la persona guardi il nimico: e eʹ detta coda lunga stretta, per esser ancor essa guardia stretta, e molto sicura. La seconda saraʹ, che essendo in coda lunga stretta, ritirando alquanto il pugno, et la spade indietro, e tenendo la punta bassa, domanderassi coda lunga larga; cosi detta perche la spada piu dal nimico si allontana. Terza essendo in coda lunga larga, voltando la punta della spadа indietro; si chiameraʹ coda lunga distesa: et perche la spada si distende di dietro; piglioʹ questo nome ancora di coda lunga. Coʼl pie manco innanzi si possono fare tre guardie, cio eʹ coda lunga alta, coda lunga larga, et coda lunga distesa: e queste son cosi chiamate per le ragioni sopradette.
Lep: Я не пожалел, мессир Джованни, о своем любопытстве; потом я понял, что вы знаете об этом больше, чем было мое намерение, милостью доброты вашей. Следуйте, однако, рассказу об искусстве. Lep: Non mi pento gia io, Meser Giovanni, della mia curiositaʹ, poi che mʼha fatto intendere da voi piu di quello chʼera lʼintention mia, merce della vostra gentilezza: peroʹ seguite il ragionare dellʼ arte.
Гвардии и их виды
Gio: Насчет высоких гвардий. Первая будет называться гвардия d’alicorno: вы узнаете ее, когда рукоять меча развернута вниз, и рука хорошо распростерта, и острие так низко, что смотрит в лицо, или в грудь противнику, наподобие Единорога, который, нападая, атакует таким образом своим рогом. Вторая будет называться гвардия di testa, в которой рука будет хорошо распростерта по прямой [в направлении] лица противника, и меч поперек, т.е. острие смотрит в направлении вашей левой стороны, и достаточно в направлении к земле; и названа так, потому что защищает верхнюю часть. Третья называется гвардия di faccia: и вы узнаете её, когда рука хорошо распростерта и прямая рука будет развернута вверх, и когда filo dritto меча смотрит внутрь, т.е. в направлении левой стороны, и острие вместе с правой стороной должны смотреть в направлении лица противника; эта [гвардия] названа так, потому что великолепно смотрит в лицо. Четвертая будет называться гвардия d’entrare: эта [гвардия] делается противоположно вышеназванной: т.е. меч держится распростертой рукой, также в направлении лица противника, но прямая рука будет смотреть вниз, и filo dritto меча будет смотреть наружу, т.е. в направлении правой стороны; и человек должен находиться несколько с правой стороной, и быть развернут в направлении к противнику: и названа так, потому эта что гвардия наиболее сильная, чтобы входить [в противника]. Эти четыре гвардии можно сделать двумя способами, или с правой, или с левой ногой впереди. И это будет третья глава. Gio: Quanto alle guardie alte. La prima si chiameraʹ guardia dʼalicorno: e si conosce quando lʼimpugnatura della spada eʹ volta allʼ in giuʹ, e il braccio ben disteso, e la punta al quanto bassa, che guardi il volto, o il petto del nimico, a similitudine dellʼAlicorno: il qual essendo assalito, combatte a quella guisa coʼl suo corno. La seconda si domanderaʹ guardia di testa: la quale eʹ quando si tiene il braccio ben disteso per il dritto del volto del nimico, et la spada alla traversa, cioeʹ che la punta di essa vada verso le vostre parti manche, et alquanto verso terra: et eʹ cosi detta, perche assicura le parti di sopra. La terza si dice guardia di faccia: et si conosce, quando il braccio eʹ ben disteso, et il dritto della mano staʹ volto allʼ in suʹ, e chʼel fil dritto della spada guarda in dentro, cioeʹ verso le parti sinistre, e la punta insieme coʼl fianco destro debbe guardare verso la faccia del nimico, questa eʹ cosi detta, perche guarda il volto benissimo. La quarta si chiameraʹ guardia dʼentrare: la quale si fa per il contreario della sopra detta, cioeʹ, si tiene il braccio et la spada distesi, pur verso il volto del nimico: ma il dritto della mano guarderaʹ allʼin giuʹ, et il fil dritto della spada ha da guardare in fuori, cioeʹ verso le parti destre; e la persona debbe stare alquanto con le parti dritte, volte verso lʼavversario: e eʹ cosi chiamata, percioche eʹ guardia fortissimo per entrare. Queste quattro guardie si posson fare in due modi, oʹ coʼl sinistro piede innanzi. Et questo eʹ quanto al terzo capo.
Lep: Теперь я хотел бы узнать про другие из высоких гвардий, которые будут использованы? Вы можете упомянуть о них? Lep: Hora vorrei sapere, se da alto vi sono oltra queste altre guardie, che siano in uso: delle quali poteste far mentione?
Gio: Остались три из них, дабы вы имели сведение об всех, и я подумал, что вы хотите порассуждать о них. Первая называется гвардия alta, и вы узнаете ее, когда рукоять меча смотрит вверх, с хорошо распростертой рукой, и острие будет смотреть назад: и названа таким образом, потому что будет так высоко, как сможете сделать. Вторая делается с мечом над левой рукой. И третья – под [левой рукой], делается таким образом, что острие смотрит назад; и считают, что это одно и то же название. Но мы имеем уже достаточно рассуждений о гвардиях; в четвертой главе мы поговорим, как перемещаться в них. Gio: Tre ne son restate, delle quali, accio cʼhabbiate notitia di tutte, ho pensato volervi ragionare. La prima si chiama guardia alta, e si conosce, quando lʼimpugnatura della spada guarda allʼ in suʹ coʼl braccio ben disteso, e la punta stia volta allʼindietro: e cosi eʹ chiamata per esser la piu altа che si possa fare. La seconda si fa con la spada sopra il braccio sinistro. Et la terza di sotto, facendo che la punta guardi di dietro: e ritengono il medesimo nome. Ma havendo giaʹ bastanza trattato delle guardie; in questo quarto capo, ragioneremo del passeggiare in esse.
Lep: За это я буду благодарен. Но сначала я хочу узнать про уже упомянутые гвардии, которые вы назвали несколькими способами. Вы можете рассказать, по какой причине они так были названы, потому что много раз я слышал про это различные мнения? Lep: Questo mi saraʹ grato. Maʹ prima desidero sapere circa le gia dette guardie, che in diversi modi nominate havete, sʼaltrimente le potreste dire, e per qual ragione cosi siano dette: perche di questo piu volte ho udito diversi pareri?
Gio: Вы должны знать, что такие названия были даны гвардиям предками, и потом современниками подтверждены для использования; и если не все, то по меньшей мере основная часть активно использовались в этом искусстве, какие были понятны и приняты, и другим образом не могли быть названы: но хотели вложить новые названия в уши, приученным к первым, но не было бы ничего иного, кроме нашего искусства без выгоды и перемены без пользы. Правда, каждый может разработать свой способ [фехтования], который будет ему наиболее понятен. Но мы следуем принятому порядку, и для наилучшего использования, как обнаружили, так и оставим. Gio: Voi dovete sapere, che tali nomi, furono posti a le guardie da gli antichi, et poi daʼmoderni per uso confermati: e se non da tutti, almeno dalla maggior parte cʼhanno lume di questʼ arte, per tali sono intesi e accettati: non che in altro modo non possono esser detti: ma il volere introdur novi nomi alle orecchie assueffatte aʼprimi; non sarebbe altro, che un noi arle senza profitto, e una mutatione senza giovamento. Vero eʹ, che ciascuno se gli puoʹ formare a modo suo, pur che sia inteso. Ma noi seguendo lʼaccettata regola, et lʼuso deʼ piu; come ritrovati gli habbiamo, cosi gli lasceremo.
Lep: После названий и основ, которые были даны в этих гвардиях, мне хотелось бы проследить за принятым способом перемещения в них, и я ожидаю, что вы дадите мне это знание. Lep: Poi che deʼ nomi, et della ragione di essi attribuite alle guardie mʼ havete sodisfatto, il preso ordine seguendo del modo del passeggiare in esse, aspetto che da voi mi sia dato cognition.
Перемещения в гвадиях, как это делается
Gio: Это перемещение с разумностью, и с искусством, и вы пройдете, чтобы обнаружить противника во всех гвардиях; и это можно сделать, начиная с одной, или с другой ноги, как поперек, так и толкая одну ногу другой вперед, следуя времени [tempo] и необходимости. Тем не менее проходите с шагом не большим, и не маленьким, с большой пользой, потому что так можно пройти вперед, и возвратиться назад без неудобства для человека, сопровождая всегда руку c ногой. Но необходимо предупредить, что та нога, которая будет впереди, должна быть немного согнута в колене, и нога эта должна находиться прямо в направлении к противнику, и нога, которая будет позади, будет немного согнута, и нога достаточно поперек, в манере, когда каждое движение будет полно грации. И это будет четвертая глава. Gio: Con ragione et arte si passeggia, e si vaʹ a ritrovare lʼavversario in tutte le guardie: e questo far si puoʹ con lʼ uno e con lʼaltro piede cominciando, cosi per traverse, come spingendo un piede lʼaltro innanzi, second il tempo, e il bisogno. Nondimeno il passeggiare coʼl passo ne grande, ne piccolo, eʹ di maggior utilitaʹ: perche cosi si puoʹ e crescere innanzi, et ritornare indietro senza discommodo della persona, accompagnando sempre la mano coʼl piede. Maʹ bisogna avvertire, che quella gamba, che faraʹ dinanzi; debbe stare un poco piegata nel ginocchio, et il piede di essa debbe stare dritto verso il nimico, et la gamba che faraʹ di dietro staraʹ un poco curua, et col piede alquanto di traverse; in maniera che ogni movimento sia pieno di gratia. Et questo eʹ quanto al quarto capo.
Lep: Хорошо; в сумме, я хотел бы, чтобы вы лучше объяснили мне способ, которого должно придерживаться при прохождении в названных гвардиях с мечом в руке, что я не понял достаточно. Lep: Caro sommamente mi sarebbe, che meglio mi dichiaraste il modo; che si debbe tenere nel passeggiare in dette guardie con la spada in mano, che non lʼho inteso a sufficienza.
Gio: Предположим, что меч у вас c левой стороны на месте, чтобы положить руку, и пятка правой ноги около левой; оба колена остаются прямыми, не согнутыми, находясь с наибольшей грацией, какая будет возможна: и сделав это, вы шагаете вперед правой ногой в направлении вашей правой стороны: и в это время [tempo] вы разгибаете руку и делаете falso, и riverso squalimbro, или вы делаете два riversi: первый tondo, и второй также squalimbro, приходя с мечом в coda lunga stretta, и здесь вы шагаете с правой ноги вперед в направлении вашей левой стороны, делая в это момент falso, и mandritto squalimbro, и меч опустится в cinghiale porta di ferro: и потом вы пройдете правой ногой с шагом вперед, и в это время [tempo] вы поворачиваете dritto tramazzone: который остановится в porta di ferro stretta. Потом вы шагаете вперед левой ногой, делая falso и riverso squalimbro, и меч придет в coda lunga alta. Потом вы проходите правой ногой вперед, и в то же самое время [tempo] поворачиваете riverso ridoppio, останавливая меч в гвардии d’alicorno, и находясь в названной гвардии, вы толкаете imbroccata без некоторого прохождения, и меч остановится в porta di ferro stretta. Здесь вы оттягиваете правую ногу назад с шагом, и в это время [tempo] делаете falso, и riverso squalimbro, и меч вернется в coda lunga alta. Потом вы бросаете левую ногу назад, и теперь поворачиваете mandritto tramazzonе, который остановится в porta di ferro stretta. Затем вы возвращаете правую ногу назад с шагом, поворачивая в это время [tempo] dritto tramazzone, с которым вы опускаетесь в cinghiale porta di ferro, и здесь оттягиваете левую ногу назад, делая в этот момент falso и riverso squalimbro, и меч возвратится в coda lunga stretta, и так вы вернулись в ту же самую гвардию на первоначальное место. Gio: Presupponiamo cʼ habbiate la spada al lato sinistro in atto di metter mano, et il pie dritto col сalcagno appresso al manco; amendue le ginocchia staranno dritte, e non arcate, accomodandovi con piu gratia che sia possidile: et cioʹ fatto porrete innanzi il pie destro verso le vostre parti dritte: et in quell tempo distenderete il braccio, e farete falso, et riverso squalimbro, o vero farete dui riversi, il primo tondo, et il secondo, pare squalimbro, andando con la spada in coda lunga stretta, et di qui passerete coʼl pie sinistro innanzi verso le vostre manche parti, facendo in quellʼ instante falso, et mandritto squalimbro, e la spada caleraʹ in cinghiale porta di ferro: e poi andarete coʼl pie destro innanzi un passo, et in tal tempo volgerete un dritto tramazzone: il quale si fermeraʹ in porta di ferro stretta. Indi crescerete innanzi coʼl manco piede, facendo falso e riverso squalimbro, e la spada anderaʹ in coda lunga alta. Poi passerete del destro piede innanzi, e nel medesimo tempo volgerete un riverso ridoppio, fermando la spada in guardia dʼ alicorno; et essendo fermo nella detta guardia spingerete unʼ imbroccata senza passeggiamento alcuno, e la spada si fermeraʹ in porta di ferro stretta. Di qui ritirerete il pie dritto in dietro un passo, et tutto a un tempo farete falso, e riverso squalimbro, e la spada ritorneraʹ in coda lunga alta. Poi trarrete il manco piede indietro, e allʼ hora volgerete un mandritto tramazzone: il quale si fermeraʹ in porta di ferro stretta. Indi ritornerete il pie destro indietro un passo, volgendo in quell tempo un dritto tramazzone, coʼl quale calerete in cinghiale porta di ferro, e di qui ritirarete indietro il pie sinistro, facendo in quellʼ instante falso e riverso squalimbro, e la spada ritorneraʹ in coda lunga stretta, et cosi sarete ritornato con le istese guardie al primo luogo.
Lep: Почему вы хотите, чтобы я проходил таким образом вперед, и потом возвращался назад? Lep: Perche volete chʼio passeggi cosi innanzi, e poi ritorni indietro?
Gio: Потому что у вас будет хорошая практика в перемене гвардий, как вперед, так и назад, находясь, как требуется в искусстве, и с великолепнейшей пользой; и, дабы вы знали, это прохождение - одно из основных вещей, в которой должен тренироваться тот, кто хочет быть грациозным с оружием в руке. Gio: Perche facciate buona prattica nelle mutationi delle guardie, si innanzi come indietro, essendo cosa necessaria nellʼarte, et di grandissimo giovamento: et accioche sappiate; questo passeggiare e´ una delle principiali cose, ove si debbe essercitare chi vole haver gratia con l’arme in mano.
Lep: Я считаю, что весьма хорошо осведомлен обо всех ударах, которые можно сделать мечом, и про гвардии с их названиями, и про манеру, которой должен придержаться, и про прохождение в них. Остаются теперь пятая, и шестая главы, в которых, как наиболее важных, ваc не затруднит рассказать про то, про что вы больше захотите, и в особенности про spadа sola; и потом, если у нас будет время, вы расскажите про другое оружие. Lep: Mi par d’essere assai bene informato di tutti i colpi che con la spada si possano trarre, e delle guardie co’lor nomi, et della maniera, che si debbe tenere nel porsi, et nel passeggiare in esse. Resta hora il quinto, e sesto capo, de’ quali, come piu importanti non vi gravi di ragionare, il piu che potete, et in particolare di spada sola: et poi se tempo ci sara´, discorrerete delle alter armi.
Gio: Это мне ничего не стоит, поэтому, я надеюсь, что смогу вам угодить; но я полагаю, что сейчас уже поздно и рассказ не будет кратким, поэтому я думаю, что не будет лишним отложить это намерение на завтра. Gio: A me nulla incresce, ove speri potervi compiacere: ma parmi che l’hora sia tarda, e il ragionamento non havra´ da esser breve, si che stimo, che non sia fuori di proposito differirlo a domani.
Lep: Сделаем, как вам понравится. Lep: Facciamo come vi piace.

Источник: Giovanni dall`Agocchie. "Dell`arte di scrimia", 1572
Перевод: Анна Карпунина, 29.05.2017

2004 - 2017
Тула