Scherma Bolognese. Воскресная школа фехтования.

ARTE DELL ARMI di Achille Marozzo Bolognese. Перевод.

Синьору графу Гвидо Рангоне



Русский

Синьору графу Гвидо Рангоне

У меня сейчас великое время, выпускаю в свет своё маленькое творение, мало украшенное, но если я не обманываюсь, то полезное очень тем, что в нем я упорядоченно рассуждаю о советах и предосторожностях, что во время обхождения с оружием непременно случаются. Те вещи, что в каждом веке находили достаточно похвальными, в нашем, однако, из-за никудышнего их использования, лишь для сохранения собственной чести годятся, можно сказать, что в высшей степени нуждаются в том, чтобы зарекомендовать себя. В ранней юности это произведение было начато, но я медлил до этих своих последних лет окончательно его завершить и отправить людям для ознакомления и использования, дабы мне могли прийти ответы (сведения), не только о тех вещах, что в этом искусстве показаны мне были благороднейшим мастером Maestro Guido Antonio di Luca Bolognese, из школы которого, можно точно сказать, больше воинов вышло чем из Троянского коня и не хватит духу рассказать, что творили, но и о таких, которые от всякого другого при случае появлялись, и плохо мною еще отысканы, и о тех, вернейшим опытом которые многократно проверены, чем и подтвердили свою истинность. Такой опыт, я скажу, не может появиться через малое количество лет, и насколько больше упражнений требуется, чем кому либо другому, настолько он более других опасен, и между сильнейшими выясняются наиболее серьезные вопросы. И хотя во время продвижения к концу этого дела по вышеописанным причинам на меня свалилось множество бесконечных трудностей, однако сейчас я нашел решение одной из них; поэтому желаю посвятить его некоему почти земному божеству, что бы под его покровительством, будучи уверенным (в защите), как говорят, от завистливых укусов, отдать в руки людей. И когда время придет, для меня не будет загадкой (– кому), т.к. я слишком старательно выбирал из многих, что достаточно меня привело в сомнения и этот (мой выбор) кажется многим из тех, что были в курсе дела, почти пределом нравственности, потому что я скорее мог бы отдать его кому-либо другому за деньги чем Вам Благородный и Великолепный S. Conte Guido, кто не только из светлейшей фамилии Rangona, производительницы стольких знаменитых храбрых людей и итальянского оружия, но и из тех, что всей Европе и всему христианскому рыцарству являются настоящим сиянием и такую яркость и у более доблестного полководца или более благоразумного рыцаря за долгое время глаза мои еще не видели. Исходя из этого я принимаю вернейший довод и таким образом должна появиться надежда, с тех пор как с учением вышеупомянутого M. Guido Antonio это изящное искусство постигали, и в чьем преподавании вы имеете величайшую необходимость для вашего достоинства упражняясь и с вашим величием восходящим к звездам, что если я во многом не заблуждаюсь, то Вам не должно быть неприятно, что я приравниваю себя к такой чести, главнейшим доказательством которой является эта книжечка, которую смиренно прошу принять, и по многим причинам Ваша милость ее любезно получаете, и читая, тем самым покажете, что не презираете меня, а память о Вашем знатном имени и славе приводит в Ваше ближайшее окружение разных людей, ищущих благосклонности, и дав им почитать, пригласите их для поддержки, потому Вы действительно тот, кто из многих различных персон больше чем кто либо другой любимы и уважаемы и прежде чем кого либо другого Вас услышат охотно и сверх того запомнят.

Живите счастливо. От Maestro Achille, творца этого произведения - Вашей рыцарской доблести, о которой, вместе со щедростью души, храню память так много времени.


Italiano

Al sig. conte Gvido Rangone A. M. S. P. D.

Havendo io già gran tempo dato principio a questa mia piccola operetta poco ornata nel vero, ma s'io non m’inganno, utile molto per cioche in quella ordinatamente ragiono, de gli avisi & accorgimenti, che nel trattare ogni maniera d’arme accadono. Le quali cose come che ad ogni secolo si trovino esser state lavdevoli assai, & pure al nostro per il pessimo uso di quelle a conservation dell'honor suo adoperate, si può dir che sommamente bisognevoli si dimostrino. Havendo dico io infin dalla mia prima gioventu questa opera incominciata, io mi sono indugiato infino a questa mia ultima età a darle l’estremo compimento, & a mandarla fuori a commune de gli huomini notitia, et utilità; acciocche in quello mi potesse venire risposte, non solamete le cose che in questa arte mostrate mi furono dal nobilissimo operatore di quella Maestro Guido Antonio di Luca Bolognese, della cui schola si può ben dire che siano piu guerrieri usciti, che del Troiano Cavallo non si soleva dir che fecero, & tutte quelle che da qualunque altro in ogni guisa apparare havea, male da me trovate ancora, et le quali la esperienza certissima prova delle cose piu volte verissime esser confermato m’havea, la qualo experienza dico col numero di pochi anni non può venire, et è intanto più a questo esercitio che ad alcun'altro richiesto, inquanto egli è più di tutti gli altri pericoloso, & in quanto con quello, & tra maggiori si diterminano le più gravi questioni. Et quantunque in condurre suo fine la detta impresa per le sopradette cagioni mi siano venuti molte & molte fatiche durate, pure hora d’una deliberato mi trovo; perciochè volendo io consecrarlo ad alcuna quasi terrena deità, sotto il cui favore possa sicuro, come dicono da gli invidiosi morsi andar per le mani de gli huomini, & alle venienti età passare, a me non sarà di mistiero, ch'io troppo m’affatichi in eleggere, a qual de molti, ciò piu tosto far mi debbia, il che pare a molti di coloro che ciò hanno a fare, soglia quasi per costume adivenire, perchè a quale altro potrei io meritevolmente mandarlo più che a voi Magnanimo, et Mag. S. Cote Guido, che non pur della chiarissima famiglia Rangona producitrice di tanti famosi valent’huomini, et dell’armi d’Italia, ma di quelle di tutta Europa, et di tutta la Christiana Cavalleria siati lo splendore dirittamente, et la chiarezza, at del quale, o piu valoroso Duce, o più savio Cavallier per molto tempo ch’io m’habbia no hanno gli occhi miei anchor veduto. Di che soleva io prender certissimo argomento, et che così dovesse a dvenirne portarfermissima speranza, infinda quel tempo che sotto la dottrina del nominato M. Guido Antonio, questa gentilissima arte imprendevate, i cui insegnamenti havendo voi a grandissimo bisogno della vostra dignità esercitandogli con la vostra gloria, infino alle stelle portati, se io di molto non erro, non vi doverà esser discaro, se io parimente quell’honor che per me si può al maggior con la testimonianza da questo libretto gli rendo, & procaccio, il quale io humilmente supplico, che come per molte ragioni, a vostra cortesia drittamente vigente cortesemente li receviate, & facendolo legger mostriate di nonisdegnare, che con la memoria del vostro gratioso nome, & delle gloriose vostre lodi, che nella sua prima fronte porta quasi appo le diverse genti benevolenza s’accati, & a farsi legger con alcun lor giovamento gli inviti, & tiri; perciò che voi siati veramente colui che dalle più varie persone siati più che alcun’altra amata, & reverita, & inanzi a ciascun’altra udito volentieri oltre modo ricordare. Vivete lieto, & di Maestro Achille della presente opera facitore, & alle vostre Cavalleresche virtù di quella insieme con animo donatore ricordevole tal'hora.

Источник: Achille Marozzo. "Arte dell Armi di Achille Marozzo bolognese", Венеция, 1568 г.
В качестве справочных использованы издания 1536, 1540 и 1550 гг.
Перевод: Ольга Ефимова, 17.12.2013


Примечание


В изданиях 1536, 1550 гг. эта глава называется "Вступление".

2004 - 2017
Тула