Scherma Bolognese. Воскресная школа фехтования.

ARTE DELL ARMI di Achille Marozzo Bolognese. Перевод.

Libro primo 


Libro primo

Libro primo

Libro primo


Русский

Книга первая.

Хотя Военное искусство многим доблестным кавалерам и Благородным Бойцам открыто, всё же многие отважнейшие люди тайного для себя откроют. Что любое их слово или действие с оружием невежественно и не без злобы. И видя эти многочисленные ошибки, их необходимо избегать, для милосердия и любви, что есть добродетель каждого, и приведёт к славе. Я сам с пылкой любовью, с умом и искусством моим предостерегаю отважных бойцов, чтобы осторожно хватались за оружие. Поэтому отважные и храбрые люди увеличат своё могущество, но это не придёт другим, которые не справедливо действуют. Отчего каждому вступающему в одиночный или групповой бой, прежде всего я советую, более того, предупреждаю, исходить из справедливости, как поступал древний Геркулес. И тогда этот жестокий мир не повернётся против разума воина. И каждый, кто этому противится, даже будучи храбрым, и хорошо обученным владению оружием, может понести урон, или быть опозорен, потому что Великий Господь, который есть высшая правда, безграничный в своей справедливости, не позволяет нарушать это никому. И прежде всего заявляю, что порядочный человек говорит очень осмотрительно, потому ещё, что справедливость окружает тебя, так что проницательный мыслитель может в нескольких словах усмотреть, что утверждения твоего противника более справедливы, и, возможно, он более прав: это её в несправедливость превратит и заставит с оружием в руках драться, чтобы восстановить потеряную справедливость, пока сможет держать оружие в руках, и ему, или присутствующим (не зная правды) покажется, что сила превыше справедливости, и побеждённый, вне истины, без стремления к правосудию. Отчего, как уже говорилось, в чьих венах течёт справедливость не правильно сказанное превращать в несправедливость. Отчего каждый, кто в этом случае вернёт братские отношения, смирит язык, чтобы этот поступок не перевалил через край, не запятнает свою честь. И потому каждый, сказавший доброе слова в таком же случае, отличается разумностью и уравновешенностью в словах, советы которого следует записать, всегда он (помимо отличий) красиво говорит, великолепен, доблестен, всякий позор опровергнет, и всякое суждение мужественно рассеет. Но коварными и трусливыми называются всякие пошлые и унижающие слова, потому что даже мужественный человек и победоносный славный боец, будет опозорен ничтожным, неумелым и отвратительным бойцом. Но трусом, или другим оскорбительным словом будет назван тот, кто имеет намерение оскорбить, и особенно, или хочет спровоцировать бой. И такие названия справедливость в несправедливость превращают. И сдержанные и рассудительные слова воодушевляют и поддерживают похвальную репутацию и хорошую молву, что необходимо для достойного завершения жизни. Обо всём написанном в этой работе, или книге, я постоянно говорю со своим любимым сынишкой Себастьяном, обо всех моих искусствах, и о других способах, чему я смог научиться, и, как известно, для наведения порядка и запоминания лучше всего это напечатать. И во славу всемогущего и милосердного Бога, и блаженного нашего защитника святого Георгия, неустанная работа даёт принципы, не убавляя достоинств кого бы то ни было другого Маэстро этого воинского искусства, во всяком месте, всегда найдётся способ сохранить согласие и братскую любовь между обиженными.


Italiano

Libro primo

Benche La disciplina, & Arte Militare a molti strenui cavalieri e magnanimi Combattitori Sia nota apertamente, e chiara, pure a molti valentissimi della persona per la imperititia loro ascosa se ritrova. Onde alcuna volta nel parlare, o nel operare dell’armi per ignorantia, e non per malitia mancano. E vedendo alcuno di Questi errori molti fiate occorrere, per volere questi transgressi evitare, piu per pieta, & amore, che alla virtu loro io porto, che da gloria alcuna suspinto, & incitato. Io me Sono amorevolmente mosso con l’ingegno e l'arte mia excitando per advertire questi tali audaci combattitori acciocche giustificatamente piglino l’arme. Percioche ho gia visto de gagliardi e valorosi huomini da manco potenti di loro essere superati, e questo da altro non e proceduto, che dal torto, che dal canto loro era situato. Onde ciascuno, che a singulare, o plurale battaglia sia per entrare, sopra tutto io esorto, anzi ammonisco, che si cerchi haver presso di se la giustitia, come havea gia l’antichissimo Thebano Hercule; Il quale anchora ch'el piu feroce dell'universo fusse, mai contra della la ragion combattere non volse. Et quello che il contrario operasse, benche valente della persona fosse, e nelle armi ottimamete istruito, puo quasi di perdita, o di vergogna essere certo perche il Sommo Iddio quale e charissima verita, per la immensa giustitia sua, permette che violata quella non sia. E sopra tutto notifico a ciascuno, che a differentia peruene, nel parlare sia molto circonspetto, perche anchora, che la giustitia habbia dal canto suo, pure nel mal'accorto ragionare puo in qualche parole trascorrere, Sopra le quale lo adversario suo equalmente fondare, si puote & il primo, che la giustitia haueua per lui: si viene a privare di quella, & in torto la converte, e poi con l'armi in mano combattendo, perchè ha per suo diffetto persa la giustitia, anchora armata mano perde ignominiosamente la guerra, & a lui, & alli estanti, (la verita non cognoscendo) pare, che la giustitia dalla forza venga superata, e vinta, e sono fuora di veritade, per bene non intenderla querela. Onde come ho detto, si vene ad havere la giustitia sua per non correttamente parlare a convertire in torto. Onde a ciascuno che in questo caso si rittrova fraternamente exorto, che la lingua rassreni, accioche in qualche transcorso di favella no trabocchi, ne venga a maculare la sua giustitia. Et perche ognuno e compositor buono di parole, in simil caso, la sua differentia con alcuno prudente e misurato di sua lingua con sospiri, per conseglio del quale la sua differentia fondatamente scriva & allo adversario suo gentilmente scrivendo, sempre di lui (oltra la sua differentia) Magnificamente parli e gratiosamente lo exalti, e valente lo chiami, e così tutta la vergogna prostra, & ogni biasmo virilmente fugge. Ma se tristo e poltrone lo nominasse oltra il villano parlare se stesso deprimerebbe, perche ad uno valoroso homo e viril combattente e puoco di poca gloria, anzi e vergogna grande con uno infimo & ignavo combattendo repugnare e lo chiamato attacare non se puote. Mi se poltrone lo chiamasse, o se con altra ingiuriosa parola fuora di proposto l’offendesse, sopra quella lo chiamato, over lo richiesto si potrebbe volgere e combattere. E così lo chiamante, overo requisitore la giustitia sua in torto mutarebbe. E perho discretamente parli, e così la sua ragione ma gnanimamente e con riputatione haverà con laude e bona fama a sustentare, e per saggio e da bene serà tenuto e reputato. Oltra di questo ogni lettore advertito sia come nella presente opera o volume con Sebastiano a me charissimo figliuolino continuamente io parlo, alquale tutta questa arte mia & ogni altro maniera, o sorte di gioco de armi da me imparate, e nouamente per la maggior parte composte e fatto ho nella memoria e pratica impresso, e quotidianmente imprimo. E perho a gloria dello omnipotentee e clementissimo Iddio, e del beato advocato nostro santo Georgio alla diuturna opera nostra principio daremo, non deprimendo in parte alcuna lhonor d’ogni altro excellente Maestro di questa arte bellicosa, ma quello in ogni loco, et modo salvando alli beneplaciti delli quali me offero, e fraternalmente raccommando.


Примечание


Издания 1536, 1550 гг. начинаются следующим предложением:

"Incomincia il primo libro duello overo D'e singulari abbatimenti offensivi e deffensivi nella disciplinata arte miletare, dallo eminentissimo homo Achile Marozzo bolognese conposto."

"Начинается первая книга. Совокупность способов атаки и защиты в военном искусстве выдающимся болонцем Акилле Мароццо собранная."

Источник: Achille Marozzo. "Arte dell Armi di Achille Marozzo bolognese", Венеция, 1568 г.
В качестве справочных использованы издания 1536, 1540 и 1550 гг.
Перевод: Алексей Гарагатый, 29.12.2014

2004 - 2017
Тула